inga_den (inga_den) wrote,
inga_den
inga_den

Category:

Шабат в Иерусалиме -2

Когда мы вернулись в гостиницу, мне пришла в голову блестящая мысль посмотреть все-таки папин номер (ключ был у нас). И вот мы поднимаемся на 6-й этаж и обнаруживаем чудесный уютный номер с большим телевизором и... двуспальной кроватью. Мы в шоке. Идем печальные в наш с Даней номер. Тем временем начинается шабат. Оказывается, что гостиницу в основном населяют религиозные: нарядно одетые, они высыпают из своих номеров и галдят в коридорах. Между тем один лифт переключается на шабатный режим, а другой перестает работать вовсе. До сих пор я была знакома с шабатными лифтами только теоретически. На практике это редкостная гадость. Представьте себе лифт, который сразу поднимается на 6-й этаж, а потом спускается, делая минутные остановки на каждом этаже. Мало того, что его хрен дождешься и ехать на нем жутко долго. Он еще "прет как танк". Если двери закрываются - ничем не удержишь. Наш Ахилес увидел в лифте соседей и заскочил первым, а мы не успели - и как ни старались удержать двери, они все-таки закрылись. Увез лифт нашего мальчика... Мы бы, конечно, таким лифтом не пользовались, а ходили пешком по лестнице, но папе реально тяжело. Даже наш 3-й этаж на самом деле был почти 5-м, что уж говорить о его 6-м... Кстати, лестницу мы с первого раза обнаружить не смогли. Только лифт и двери с надписями "Запасной выход" и "Закрыто". Потом оказалось, что одна дверь все-таки была открыта, есть лестница - живем!

Тут и наши вернулись, и мы пошли на ужин, по-прежнему озабоченные вопросом: что с папиной комнатой? Пошли жаловаться Сефи, который занимался распределением, он пошел на ресепшен, там обещали что-то придумать. Все хорошо, конечно, но времени десятый час вечера, папа устал ужасно, ему бы лечь отдыхать - ан нет! Ну ничего, покамест мы занялись ужином. В столовой - шум, гам, тарарам. Кто-то кушает, кто-то субботние песни поет. С тоской мы с Даней вспомнили о нашем тихом домашнем шабате... В отеле был шведский стол. Количество блюд - штук двадцать, если не тридцать. Всевозможные салаты, закуски, гарниры... Рыба, курица, мясо... И все в любых количествах. Вначале я пошла накладывать еду Ахиллесу. Потом папе. Потом себе. Потом снова папе. Потом снова себе. В общем, под конец чувствовала себя вполне официанткой, и это мне как-то не очень понравилось. Еда была приличная. Не супер-изысканная, но приготовленная вполне качественно. Особенно мясо удалось и маринованные помидорчики. Но аппетиту мешали мысли о папиной комнате: когда же она будет готова? После ужина Даня еще раз сходил к Сефи, а вместе с ним - на ресепшен. В конце концов в номер поставили еще одну маленькую (в смысле узенькую) кровать. Мы решили, что по справедливости на ней должен спать молодой человек, а папа расположился на двуспальной. Мы же отправились в свой номер. Ахиллес уснул ровно в 10, как только залез в кровать. Даже книжку слушать не стал - сразу отрубился. Нам бы тоже лечь - предыдущую ночь мы спали очень мало, а день был насыщенным. Но как же не поговорить! А еще меня очень соблазняла возможность на халяву принять ванну (не задумываясь о стоимости воды и электричества). Ну и приняла... В результате легла только полпервого. Это была моя первая жизни ночь в Иерусалиме. Я долго не могла уснуть из-за проблем чисто физических: колотилось сердце. Может, потому, что Иерусалим лежит в горах? Или душа моя еще недостаточно чиста, чтобы жить в Иерусалиме?

Я была уверена, что после такого тяжелого дня Ахиллес будет спать "до упора". Однако он проснулся полвосьмого и больше спать не пожелал. Тут и папа подтянулся. Мне ужасно хотелось спать, но надо было спасать Даню: в предыдущую ночь он спал 4 часа, и в случае еще одного недосыпа мы рисковали никуда не пойти, а сидеть целый день в гостинице, глядя на Даню, мучающегося от головной боли. Меня такой вриант не устраивал, так что я решила принести себя в жертву. Мне пришло на ум, что с 8 до 9 нам обещали какой-то чай, так что я увела папу с Ахиллесом завтракать. С утра религиозная толпа смотрелась куда более торжественно, чем накануне вечером: мужчины в белых талитах дружно шли на молитву. Мы попили неспешно чай-кофе с пирожными, потом я отправила Ахиллеса с папой наверх, а сама все-таки часик еще поспала. Долго дрыхнуть не пришлось: в 11.30 нам уже обещали обед. Даня на обед не встал, а мы пошли. Обед оказался еще лучше ужина: разнообразие блюд поражало воображение, среди них был вкуснейший паштет, перцы фаршированные, перцы тушеные, салат с уксусом... в общем, в эту поездку я точно не похудела. Сефи затеял разучивание песни на два голоса, было весело, даже мой папа с удовольствием подпевал. Поели - и чтобы не будить Даню, пошли прогуляться. Мы с Ахиллесом оставили папу на лавочке, а сами двинули в поход. В самом центре Иерусалима - какой-то пустырь, трава по пояс. Иерусалим стоит на горах, пустыри - вполне типичная картина. Попрыгав по камням, мы пошли в Парк Роз, дорогу в который разведали накануне. Но в парке Ахиллесу почему-то не понравилось. А ведь так красиво!


На плакатах написано: "Равенство - сейчас! Палаточники выступают за равенство всех перед законом о воинской службе. Сбоку присоседился Ахиллес.













Вернулись - а тут и Даня проснулся. Это было очень кстати, потому что мы собирались в гости. В Иерусалиме живут наши бывшие соседи по подъезду - мама с дочкой. (Из нашего подъезда целых 3 семьи уехали в Израиль! И еще одна еврейская двойная семья (родители и дети) - в Америку. Дом старый, сталинский - поэтому все друг друга знали.) Мы очень хотели их навестить. Пешком до их квартиры было где-то полчаса, но папе столько не пройти, так что мы заказали такси за 50 шекелей и отправились (мы стараемся не ездить в шабат - но чего не сделаешь ради папы). Очень хорошо посидели, Ахиллес сразу занялся рисованием и выполнением заданий из подаренной ивритской книжки, гостеприимные хозяева, знающие иврит прекрасно, его консультировали. Хорошо, конечно, жить в самом центре Иерусалима, хотя и недешево: они платят за 3-комнатную квартиру в старом доме 3650 шекелей в месяц. Все шло прекрасно, пока Даня не завел разговор про Школу Пророков из Хайфы. Мама потихоньку ушла к Ахиллесу - и тут я вспомнила, что она всю жизнь проработала психиатром. Дочка тоже смотрела на нас как-то странно... Ну правильно, можно ведь по-разному выразиться. Можно сказать "пророчество", можно - "диалог с Богом", а можно - "интуиция". Опять же можно назвать человека пророком, медиумом, еще как-то. Даня употребил все максимально сильные выражения, и на людей неподготовленных это подействовало совершенно убийственно. Боюсь, они приняли нас за сумасшедших. В общем, беседа скомкалась, но нам в любом случае пора было возвращаться в отель на очередное мероприятие. Дочка проводила нас до улицы Газы (на иврите - Аза), где было полно такси - вот только они почему-то не ловились. Наконец, одно остановилось, и мы поехали в отель - уже за 40 шекелей.

В отеле была встреча с равом Иосифом Менделевичем, участником знаменитого "Самолетного дела" 1970-го года, когда группа евреев решила угнать самолет в знак протеста против того, что им не дают разрешение на выезд из СССР. Всех повязали еще до посадки в этот самый самолет. Менделевичу дали 15 лет. На встрече он в основном рассказывал, как пытался выполнять в лагере еврейские заповеди. Например, носить кипу. За это его из года в год лишали положенного свидания с отцом, пока отец не умер. Казалось бы, ну что за чушь! Кипа - это просто обычай, причем довольно поздний, про нее в Торе ничего не сказано. Но Менделевич совершенно правильно рассудил, что уж если ты в лагере декларируешь какие-то принципы - надо за них держаться. Иначе тебя просто сломают в два счета. Вообще, замечательный человек с великолепным чувством юмора.

Но вот, наконец, и сытный ужин. Полдевятого мы садимся в автобус и отправляемся домой. Ахиллес немедленно засыпает. Я бы тоже с удовольствием поспала, но прямо за мной громко галдят девчонки-подростки. Шум стоит невыносимый! И вот всю дорогу я мучаюсь: спать невозможно, читать темно, словом перекинуться не с кем (Даня сидит далеко впереди). Беда! Но все когда-нибудь кончается, кончается и эта ужасная дорога...

Как все-таки здорово в Иерусалиме! Хотя мы и любим наш Кармиэль, в Иерусалиме ощущения от мира совсем другие. Мне трудно это объяснить, но Иерусалим - как наркотик, хочется ехать туда снова и снова, бродить по его улицам, смотреть на белые дома, облицованные иерусалимским камнем, дышать его воздухом. "Ирушалаим, сердце мое..."
Tags: Духовное, Иерусалим, Поездки
Subscribe

  • Несколько сухих цифр о приемном покое

    Поехали с папой на скорой в хайфскую больницу "Рамбам" - крупнейшую больницу севера Израиля. Я просидела с папой в приемном покое 6 часов. Потом…

  • Костер Лаг ба-Омера

    А в Израиле сегодня праздник - Лаг ба-Омер! В этот день принято жечь костры. Но в прошлом году праздник, насколько я помню, пришелся на карантин,…

  • Ура! Отдых!

    И всё-таки - несмотря на все препоны - мы в Хайфе. Да, на сутки позже, чем планировалось, да, у нас впереди всего-навсего три полных дня - но это…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments