inga_den (inga_den) wrote,
inga_den
inga_den

Category:

Израильская больница

На 10.10.10 (воскресенье) у меня была назначена операция по поводу удаления грыжи. Операция пустяковая, но я все равно несколько нервничала. Целую неделю перед этим снились дурацкие сны.

В четверг мне позвонили и предложили приехать вечером субботы. Или в воскресенье в 7 утра. "Тогда, - говорят, - вы будете первой на операции". "Вы знаете, - говорю, у меня машины нет, как же я доеду?" (в такую рань до Цфата даже автобусы не ходят). "Ну так в субботу приезжайте, - отвечают, - переночуете в больнице". "Вот, - думаю, - спасибо, лишнюю ночь в больнице ночевать, да еще в субботу". В общем, я вежливо отказалась, а они не настаивали.

Выхожу из дома в воскресенье утром. Если верить Интернету, около семи в Цфат идет автобус, причем как раз до больницы. И у него есть остановка неподалеку от моего дома. Вот только я заранее не уточнила, где именно. Ищу остановку, а ее нет! И время поджимает. Но тут подошел внутригородской автобус, и я решила не рисковать, поехала на автостанцию. Стою, жду - нет моего автобуса! До назначенного времени остается меньше часа. Я уже начинаю дергаться, но тут подъезжает автобус, опоздавший на 10 минут. Дорога в Цфат очень красива, даже Кинерет виден (то есть Галилейское море). Но, естественно, к больнице автобус тоже прибывает с опозданием. В результате вместо первой в очереди я оказываюсь последней...

Нахожу нужное отделение. Меня просят подождать. Минут через двадцать приходит молодой медбрат и ведет меня в палату. Говорит, что надо снять с себя все, вплоть до серег и обручального кольца, и облачиться в этакий халат-рубаху с завязками сзади. А потом ждать, когда меня позовут на операцию. Я переодеваюсь и сажусь на кровать. На часах около девяти. Белье новенькое-чистенькое, приятно посмотреть. В палате я одна. Приходит группа врачей и сестер с обходом. Узнав, что мне предстоит операция, они желают мне удачи и удаляются. Я продолжаю ждать. Наконец, достаю книжечку для изучения иврита и начинаю читать. При этом дергаюсь: вдруг сейчас вызовут? Так проходит часа полтора. Тут в палату заходит медсестра и говорит мне по-русски: "Ну что ты сидишь, как бедная родственница? Ложись, я тебе сейчас подушку принесу. Тут часами можно ждать - это же хирургия!" Последовав доброму совету, я ложусь и начинаю читать книжку. В начале второго, то есть после 4-часового ожидания, мне приносят какие-то таблетки. Потом приходит маленькая рыженькая медсестра, очень серьезная с виду, и пытается сделать мне укол в вену. Вену она почему-то найти никак не может (странно, у меня никогда не было проблем с этим), долго зачем-то бьет меня по руке и наконец всаживает иголку в крайне неудачное место, которое тут же начинает дико болеть. После этого меня укладывают на каталку и везут в подвал, в операционную. Каталку подбрасывает на неровностях пола - уж лучше бы я сама дошла...

Но вот я в операционной. Если в отделении звучал в основном иврит, то тут почти все говорят по-русски. Вообще, ощущение, что ты в русской неотложке: добродушные дяденьки-хирурги обмениваются шутками, атмосфера очень доброжелательная. Мне полагается местная анестезия, то есть укол между позвонками. Меня всячески подбадривают. Я жутко боюсь: в России я читала, что это очень больно и вдобавок рискованно: может парализовать на всю жизнь. Но укол оказывается совершенно безболезненным (больно только когда растекается лекарство). Потом мне смазывают живот каким-то гелем, и я начинаю совершенно неприлично хохотать, поскольку страшно боюсь щекотки по животу. Передо мной вешают зеленый занавес, он лезет в нос и мешает дышать. Тогда мне дают кислородную маску. Хирург и помощник (что-то типа стажера) начинают ковыряться в моем животе. Ощущения очень странные: как будто перекладывают с места на место какие-то листочки. В общем, я почти ничего не чувствую, так что все мои страхи оказались напрасными.

Операция длится минут двадцать, а после этого меня катят в послеоперационную, где я должна отойти от наркоза. Одна нога приходит в себя почти сразу, вторую я совершенно не чувствую: она кажется какой-то слоновьей и совершенно чужой. Вокруг тоже лежат люди, и к ним совершенно спокойно приходят посетители безо всяких халатов: смеются, шутят, целуются... Только к одному старику, явно тяжелому, посетителей не пускают. Лежу я так больше часа, пока левая нога не начинает потихоньку слушаться...

Потом меня снова привозят в палату. Теперь там еще одна тетенька лежит после операции, а к вечеру привозят еще одну. Вокруг каждой кровати есть шторки, которыми при желании можно отгородиться от всего окружающего мира. Очень удобно, между прочим. Мне беспрерывно вливают какие-то капельницы: насколько я понимаю, обезболивающее и питание. Есть и пить мне строго запрещено. Вставать - тоже. В общем, 100%-но лежачая больная. Впрочем, вечером пить все-таки разрешают, и добрая соседка приносит мне водички. Сестры приходят по звонку и вполне доброжелательны. В общем, все бы ничего, если бы не капельницы. Уже спать хочется, но засыпать с капельницей я как-то опасаюсь. Но когда в 11 вечера приносят очередную огромную бадью с лекарством, я понимаю, что делать нечего: конца капельницам не будет, придется спать так. Полшестого просыпаюсь в ужасе: лекарство кончилось, моя кровь идет в трубку. Звоню сестре, она прибегает и выключает колесико. Я жутко злая: по российскому опыту знаю, что если воздух попадет в вену, то и умереть можно. И что ж я, должна не спать всю ночь из-за их капельниц?! Но утром мне рассказывают, что здесь капельницы безопасные, потому что из баллона с лекарством выкачан воздух. Поэтому если капельница заканчивается - ничего страшного: подумаешь, потеряешь чуть-чуть крови...

Утром активность в отделении начинается где-то полседьмого. Я по-прежнему лежачая и голодающая (уже вторые сутки). Но вот часов в девять приходит команда врачей и студентов с обходом. Говорят опять же в основном по-русски, изредка переводя что-то студентам. Осмотрев меня, мне объявляют, что сегодня меня выпишут, а сейчас надо вставать, принимать душ, завтракать. В общем, довольно резкий поворот. Причем последнюю капельницу мне так и не начали. Тут же прибегает медсестра, запускает капельницу на бешеной скорости, приносит мне завтрак: 2 куска батона, 2 маленьких творожка, один большой творог, жидкую манную кашу, повидло, яйцо. В общем, довольно много всего. Я радостно съедаю все творога и ковыряюсь в манной каше. Через полчаса медсестра отцепляет наполовину полную капельницу и гонит меня в душ. Кстати, у нас 1 душ и 1 туалет на две небольших палаты.

Все бы хорошо, вот только когда я спрашивала о выписке, меня 2 раза заверили, что выписки готовят с 2-х до 3-х часов дня. Это я и сообщаю Дане, который должен меня встретить. Каково же мое удивление, когда полдвенадцатого ко мне приходит сестра и приносит готовую выписку. Выметайтесь, мол, дама... Соседка по палате, которую тоже выписали, ворчит, что таким образом они экономят на обеде. Я спрашиваю, можно ли остаться до двух. Мне отвечают утвердительно. Приносят антибиотики, которые я должна пить еще неделю. Я вижу, что таблеток как-то подозрительно мало: следующую порцию должен выписать семейный врач, но семейный врач принимает завтра вечером, а таблеток хватит только на завтрашнее утро. Иду разбираться, но никак не могу опознать медсестру: они все типичные сабры, худенькие, черненькие, и в данный момент их на посту нет. Наконец, надо мной сжалилась какая-то русская врач и объяснила, что добыть еще таблеток будет непросто, потому что они уже прошли через компьютер. Но все же находит нужную медсестру. Та лихо щелкает клавишами и выдает мне еще 2 таблетки - дневную порцию...

Тем временем наступает время обеда и меня-таки кормят. Я несколько ошарашена объемом порции: небольшая тарелка супа и огромнейший кусок курицы с отлично сваренным рисом и какими-то вкусными стручками. Причем потом мне сказали, что обычно есть 3 блюда на выбор. Но я обедала одна из последних - видимо, остальное уже съели...

За мной приезжает Даня, и мы возвращаемся на автобусе в Кармиэль. Чувствую я себя вполне сносно, и дома мы с удовольствием смотрим американский еврейский мюзикл "Скрипач на крыше" по Шолом-Алейхему.

Но сегодня... Дикая слабость, я еле слезаю с кровати в половине первого... Оказывается, дедушка почему-то не отвел Ахиллеса в садик (я так и не поняла, почему), так что Ахиллес пристает ко мне с просьбами типа "Поставь мультик". Днем из школы приходит совершенно больной Витя: его знобит, и у него температура 38,7С. В общем, полный комплект. Ладно, переживем и это...

Конечно, я не могу не сравнивать эту израильскую больницу с русским роддомом, где я лежала 4 года назад. Впечатления от роддома были ужасающими (см. http://algart.net/ru/about_russian_lyingin_hospitals/wife.html и http://algart.net/ru/about_russian_lyingin_hospitals/husband.html). Пациенты для персонала никто, пустое место. Или "мальчики для битья"... Здесь, конечно, не так: все нормально, все по-человечески. Но здесь тоже есть момент, который настораживает: чувствуешь себя винтиком, деталькой на конвейере. Какое собственное мнение может быть у винтика? Никакого. Ты - часть некоего налаженного процесса, твоего мнения никто не спрашивает. У меня есть ощущение, что если бы в Израиле я отказалась от кесарева сечения и настаивала на том, чтобы рожать самой, мне бы это сделать никак не удалось (если бы "по технологии" полагалось кесарево). Так-то вот...
Tags: Медицина и здоровье
Subscribe

  • Море лечит

    После посещения больницы в Хайфе зашли на пляж искупаться. Было начало девятого, солнце только что село. Народу полно, вода теплая (+29С). Вроде бы…

  • Хожение за три города: Бат-Ям

    Начало здесь. Почему-то никак не могла собраться выложить фотографии Бат-Яма - конечного пункта нашего путешествия, совершенного 14 апреля. Может…

  • Пробежка по Яффо

    Начало здесь и здесь. Дело было 15 апреля, почти месяц назад, но я собралась выставить фотографии только сейчас. Напомню, что шли мы в Бат-Ям, а…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments