May 22nd, 2012

Любимая песня

http://www.youtube.com/watch?v=zo8e69qzC7c
В последние дни это моя самая-самая любимая песня.
Автор - наш друг, Эли Бар-Яалом, поэт, музыкант и математик из Хайфы.
Изучающим иврит будет интересно :)
К сожалению, запись не очень. У меня есть диск - там запись на порядок лучше.

Красный счет и медстраховка

Сегодня утором выудила из почтового ящика счет красного цвета. Значит, просрочен. Поскольку папа и Витя "под колпаком" МВД, просроченные счета я очень не люблю. Счет явно бредовый: какие-то штрафы за воду и канализацию (при том, что мы все аккуратно платили), фамилия не наша - зато наша квартира. Что поделать, пошла в мэрию разбираться.

Водой занимаются две сотрудницы. Одна ивритоязычная, другая русская. Ивритоязычная, похоже, совсем не в теме и поминутно призывает русскую для консультаций. Так что работают, по существу, полтора окошечка... Я попадаю к ивритоязычной, объясняю, что фамилия не моя, и вообще мы все исправно платим. Потрясаю счетами. Тетенька смотрит в компьютер и говорит: "Так это вообще за 2 года долг! С 2010 года!" - "А мы въехали в эту квартиру только в декабре 2010 года", - оживляюсь я и сую ей под нос договор. - "Вот вам за 2010 и пришло", - уверенно заявляет тетенька. (А ведь при въезде в квартиру мы получили в мэрии бумажку, что никаких долгов не числится.) "Постойте, - вдруг говорит тетенька, - а фамилия-то не ваша! Чего ж вы пришли?" Я терпеливо объясняю, что фамилия хотя и не наша, зато наш адрес. Тогда она уходит советоваться к русской. Возвращается и со словами "К вам этот счет отношения не имеет" смачно рвет счет и бросает в корзину для бумаг. Все прекрасно, но кто поручится, что через пару лет эта бумажка не придет снова?

А вечером мыс папой идем к семейному врачу: у папы четвертый день сильно болит левая рука. Врач смотрит на руку. Расспрашивает папу. Как обычно, несколько раз задает одни и те же вопросы. Отмечает отечность. И вдруг делает неожиданный вывод: "В подобных случаях обследование и лечение надо делать в миюне (то есть приемном покое больницы). Я дам вам направление в миюн."

Я уже привыкла к ее манерам, поэтому на меня это заявление совершенно не действует. Я знаю, что если она не может сходу поставить диагноз, то всегда отправляет в миюн. Понятно, что с такой ерундой в Израиле в больницу не кладут. С другой стороны, может, если бы в Кармиэле была больница, мы бы поехали в миюн на бесплатное обследование. Однако и в этом случае нам бы очень скоро сказали: "идите к семейному врачу".

Рядом принимает ортопед, и семейный врач на всякий случай отправляет нас к нему. Ортопед, честно говоря, стремный. Думаю, не случайно к нему можно попасть чуть ли не в день записи (к конкурирующим ортопедам очередь минимум на месяц). Но кое-что он все-таки знает. У папы он находит небольшое воспаление и прописывает ему убойную дозу антибиотика и противовоспалительный препарат. В аптеке выясняется, что противовоспалительный препарат стоит аж 132 шекеля, поскольку у папы нет дополнительной страховки. Это был второй раз за 3 года, когда я пожалела об отсутствии дополнительных страховок у членов нашей семьи (первый - когда папе оперировали катаракту, и у нас не было права выбирать хирурга; к счастью, оперировавший его хирург оказался прекрасным). Понятно, что страховка все равно обходится гораздо дороже, чем некий препарат один раз в год. Но как только переведем папину пенсию в Израиль (процесс вовсю идет), я сделаю папе дополнительную страховку, ему-то уж точно это не повредит.