April 13th, 2012

Наш Песах

Песах - это еврейская Пасха. Не знаю, впрочем, насколько правильно называть эти праздники одним и тем же именем, уж очень разная у них суть. Если христианская Пасха посвящена страданиям и воскресению Иисуса, то еврейская Пасха - это прежде всего праздник свободы, праздник выхода из Египта.

В школах и садиках каникулы - аж 18 дней. Но перед этим все равно празднуют Песах, пусть и слишком рано. Ахиллес нарисовал в садике по такому случаю целую серию рисунков. Меня больше всего восхищает, что рассказывали им историю Песаха на иврите, но он, судя по рисункам, очень неплохо все понял.


Исход из Египта


Про то, как евреев угнетали в Египте.


А тут родился Моше (Моисей). Родители положили его в ящик и спустили в Нил.


Дочь фараона спасает Моше.


Моше приходит к фараону и просит: "Отпусти народ мой!" А фараон не согласен.
(Ахиллес говорит, что внизу лежит змея - это все плавно перетекло в казни египетские).


10 казней египетских.


Евреи выходят из Египта.


Евреи переходят море.


Египтяне утонули, а евреи спаслись и радуются.

В Песах принято неделю не есть хамец - буквально "заквашенное, кислое тесто". Согласно букве закона Торы, хамец может быть изготовлен только из пяти видов злаков (пшеница, овес, полба, рожь, ячмень). Однако ортодоксы-ашкеназы не едят еще так называемые китнийот: то, что может быть спутано с запрещенными видами. Сюда относят рис, просо, кукурузу, гречку, бобы, чечевицу, горох, горчицу и т. п. Между тем у сефардов плов - одно из любимых блюд на Песах. И, естественно, можно и нужно есть мацу.

Ну, мы не фанатики и китнийот едим. Не едим ничего хлебного (кроме мацы), не пьем пива. Проблема заключается в том, что евреям не только нельзя в Песах есть хамец, но нельзя также владеть им. Раньше мы как неевреи хамец не ели, но преспокойно им владели, просто убирали в коробку с глаз подальше. Сейчас мы с Даней считаем себя евреями, так что возникла проблема избавиться от макарон и прочего хамеца. Обычно евреи решают ее просто: фиктивно продают хамец неевреям, а по окончании Песаха забирают обратно. Ну, то есть никто ничего физически не перемещает, просто хамец считается не своим, а чужим. В этом году можно продать хамец даже по Интернету. Но Дане такие хитрости претят, и я с ним согласна. Поэтому хамец мы уничтожали физически, то есть ели. Проблема облегчалась тем, что Даня отказался считать муку и овсянку хамецем, мотивируя это тем, что мацу тоже делают из муки. Я еле уговорила его по крайней мере убрать муку и овсянку с глаз подальше. Зато макаронов мы понаелись вдоволь - и с фаршем, и с яйцом, и с сыром. За последние дни перед песахом уничтожили килограмма полтора макарон. А дети съели все имеющееся печенье.

И вот приходит пятница, когда с закатом солнца должен начаться Песах. Времени часа два, когда выясняется, что папа припрятал мешочек с печеньем - он краем уха слышал, что несъеденный хамец мы будем выбрасывать, и ему стало жалко. Даня срочно начинает поглощать это печенье и до начала Песаха успешно справляется с задачей. Ура! Правда, на следующий день оказалось, что какие-то крошки в нашем доме все же остались: Витя их обнаружил в школьном портфеле, в полиэтиленовом пакете, и вынес на помойку.

Кроме того, впервые к Песаху я затеяла хоть какую-то приборку. Витя помыл полы и два больших окна, а я больше 4-х часов вытирала пыль по всему дому. В результате день перед Песахом получился каким-то нерабочим (как я потом об этом пожалела!)

На седер Песах к нам приехали две милых девушки из Беэр-Шевы. А седеров у нас было два: дома (для домашних) и в общине (для нас с Даней и для девушек). Удивительно, но впервые Дане удалось провести настоящий седер, причем управился он за полтора часа. А потом мы пошли на празднование в общину. И все бы неплохо, но в этом году заказали ужасно много еды, причем очень вкусной. В общем, после этого седера я еле дошла до дому и на следующий день с трудом встала с постели. Но встала-таки, и мы пошли гулять с девушками по нашему ущелью, а потом зашли в гости к нашему раву. В общем, 1-й день Песаха удался.

Так получилось, что на Пасхальную неделю мне привалила куча срочной работы. Так что я трудилась в поте лица, было не до гуляний. Но об этом я наверное напишу отдельно.

Ездили мы и в магазин. В супермаркетах полки с продуктами, содержащими хамец, закрывают пленкой. Продают какие-то специальные пирожные, кошерные на Песах - дорогие, но вкусные. Меня поразило, что в этом году в русских магазинах хлеб продавали совершенно свободно (евреи в Песах хлеб не пекут, и обычно его даже в русских магазинах не бывает). А тут - пожалуйста, булки лежат. Наверное, специально перед Песахом магазины закупили побольше хлеба, вот и остался.

Перед наступлением последнего дня Песаха (тоже праздничного) работы опять же было много. А я должна была еще когда-то подготовить документы для визита к консулу, который должен состояться в следующий понедельник. Причем мы надеемся провернуть сразу три дела, поэтому документов надо было много. Сперва я хотела отложить документы на утро пятницы, когда работать все равно нельзя (последний день Песаха - это почти как шабат, можно только готовить еду). Но в последний момент спохватилась: подготовка документов - это разве не работа?! (точнее, все это обозначается на иврите словом "млаха"). И вот в четверг вечером, за 2 часа до заката, в ущерб работе начала возню с документами. Заполняла бланки, искала документы, сканировала их, складывала в папки. Поскольку это занятие меня ужасно нервирует, у меня ушло на все больше 3-х часов. Хороша бы я была, если бы оставила все это на праздник! Правда, не очень понятно, как я успею в воскресенье закончить работу! Ну, ничего, авось справлюсь.

После неприятного занятия я нашла в себе силы устроить семье небольшую трапезу. А сегодня выкроила время для блога. Так что с праздником, дорогие товарищи!