February 22nd, 2012

Долгая дорога в больницу

Я уже писала, что у моего папы была высокая температура с кашлем. Собственно, кашлял он и до этого, причем больше месяца. Я особо не беспокоилась, поскольку подобное у него бывало и раньше (последствия преподавательской работы, больше сорока лет читал лекции студентам). Но когда вдруг в понедельник температура поднялась выше 38С, я забеспокоилась и повела его к семейному врачу. Врач выписала антибиотик и направление на рентген (на всякий случай). Антибиотик не помог, температура не снизилась, кашель не прекращался. Поэтому в четверг я повела папу на рентген. Рентген показал "затемнение в легких, которое может свидетельствовать о воспалении". Так что на следующее утро мы опять пошли к семейному врачу. И она услышала хрипы! По крайней мере с одной стороны. Насчет второго легкого она тоже была не уверена. В общем, посоветовала, если температура после обеда не снизится, ехать в больницу. И любезно дала 2 направления в приемник: на ближайшие сутки и на следующие.

Папа не особо хотел ехать в больницу (в ближайшем будущем ему предстоит операция по удалению катаракты, которую и так уже переносили). Но делать было нечего. В любом случае, он не хотел ехать перед шабатом, и он был прав!!! как оказалось впоследствии... Так что шабат мы благополучно провели дома. Однако температура и не думала снижаться. Надо было ехать в больницу. В Нагарии мне крайне не понравилось: во-первых, тяжело добираться с двумя пересадками, во-вторых, больные - сплошные арабы (мне потом сказали, что там и главный врач - араб). Поэтому я изначально решила, что повезу папу в Цфат. Вот мы и сели в шабат в 16.35 на автобус и поехали в Цфат.

Приехали на автостанцию Цфата где-то полшестого. У меня было с собой 3 телефона такси. Звоню. Два не отвечают, по третьему какой-то нервный дяденька отвечает на иврите, что если я хочу такси, то сейчас шабат, и надо звонить после 18.00. Я, честно говоря, поняла его не очень. Но загрузилась. Я как-то недостаточно учла, что Цфат - город религиозный, так что в шабат с транспортом напряженка, даже если формально солнце зашло и шабат уже окончился. С горя прогулялась по автостанции. Выяснила, что ближайший автобус до больницы идет в 21 с чем-то. Дети, которые там тусовались, подтвердили, что автобус будет очень нескоро. А ведь это Цфат! Холодно, блин! Не помню, сколько было градусов, но явно меньше, чем +10С. Мой папа, который сначала спокойно сидел на лавке, начал подмерзать и решил пройтись, чтобы согреться. А ведь у него воспаление легких, блин!

В общем, мне стыдно, но у меня не хватило пороха тормозить редкие проходящие машины. Если б у меня был на руках орущий маленький ребенок, я бы, наверное, сделала это (материнский инстинкт - страшная сила!). Но ради папы не смогла, увы. Вместо этого я пошла обследовать территорию - обычно такси запрещено заезжать на автостанцию. В результате обнаружила некую будку со служителем и спросила, куда тут обычно подъезжают такси. Оказалось, что с противоположной стороны, возле автозаправки. После этого я снова позвонила по телефону такси в надежде, что теперь, в 17.50, мне все-таки ответят. Но наткнулась на того же дяденьку, который кричал что-то непонятное, в общем, посылал меня. Тогда я позвонила Дане, уже вся на нервах: спасите! помогите! не знаю, что делать!!! Даня тут же перезвонил нашей подруге Тане, которая владеет ивритом прекрасно. Она, к счастью, взяла трубку (шабат кончился, но еще не все брали телефон). По Даниной просьбе Таня позвонила нашему "таксисту" - оказалось, что телефон неверный, и такси по этому номеру давно заказать нельзя. Тогда она нашла в Интернете телефоны такси на иврите и вызвала нам машину. Запросто! Действительно, скоро к автостанции подъехало маршрутное такси и доставило нас в больницу. Водитель запросил 25 шекелей. Мы были счастливы!

И вот мы в больнице, в приемнике. Народу куча, даже сесть некуда, многие стоят. Но на наше счастье, нас опытным взглядом "выцепляет" медсестра, спрашивает, почему мы здесь, и ведет в кабинку. По крайней мере, папа может прилечь. Правда, мне приходится стоять (почти 3 часа, как выяснилось впоследствии). Приходит медбрат, берет анализ крови и вставляет папе трубки в нос, как в зарубежных фильмах. Спустя приличное время приходит врач, слушает папу с брезгливым видом и уходит. Потом опять приходит медбрат. Я спрашиваю его, оставят ли папу в больнице. Он: не знаю, это врач решает. Час от часу не легче! Что, и обратно с такими приключениями ехать?? Потом папу в кресле везут на рентген, обратно он добирается сам (слишком долго ждать, пока довезут обратно). Медбрат включает ему ингаляцию, которая работает, прямо скажем, неидеально. Наконец, медбрат объявляет: папа остается в больнице! Но мне надо прийти с ним в отделение, чтобы заполнить историю болезни, объявить, что он гипертоник (к несчастью, мы еще лекарства забыли). Между тем последний автобус из Цфата в Кармиэль уходит в 22.05, и часы неумолимо тикают!

Наконец, мы в палате. Палата примерно как в Нагарии - на 4 человек. Зато арабов нет вовсе! Более того, наличествует русский сосед Витя! Приходит медбрат, я бодро тараторю на иврите историю папиной болезни. К счастью, лекарства от гипертонии везти не надо, у них есть... Потом приходит врач, и я быстренько повторяю то же самое. Откуда иврит взялся?! Но просто я спешу на автобус...

В общем, мне удается выйти из отделения за полчаса до последнего автобуса. Казалось бы, не так страшно. Но пока я нахожу выход (он по субботам в особом месте, только из приемника), проходит немало времени. Звоню в такси, спрашиваю, могут ли они приехать через 5-10 минут. Мне отвечают, что такси приедет самое раннее через 15 минут. А через 20 у меня уже последний автобус в Кармиэль! Я спрашиваю, сколько стоит в таком случае такси до Кармиэля, и мне отвечают "200 шекелей". Я просто в ауте! Говорю "о нет" и бросаю трубку.

До автобуса 15 минут. Между тем к больнице подъезжает такси. Водитель - старичок эксцентричного вида. Я бросаюсь к ему и слышу: "Вы заказывали?" - "Нет!" - "Ну ладно, все равно садитесь". Я сажусь. Того, кто заказывал, почему-то не наблюдается, и мы едем на автостанцию. По дороге водитель уговаривает меня подвезти до Кармиэля за 120 шекелей. Но я отказываюсь: я уже купил обратный билет. Однако, когда он очень быстро довозит меня до автостанции и просит 20 шекелей, я, расчувствовавшись, даю ему 10 сверху. В результате, когда я вышла из такси и ломанулась не туда, водитель закричал мне: "Гверет (госпожа)! В противоположную сторону!" В общем, я успела на автобус!!!

И вот приезжаю в Кармиэль. Даже успеваю на последний внутригородской автобус. Предъявляю свой междугородний билет - и водитель отказывается везти меня бесплатно! Облом!

(Я только недавно узнала, что если покупаешь междугородний билет, можно попросить записку (пэтек) на бесплатный билет внутри города. Система сложная: где-то, как в Хайфе, для проезда внутри города достаточно междугороднего билета, где-то надо просить записку, где-то приходится платить самостоятельно (скажем, в Цфате, где внутренние перевозки обслуживает не "Эггед", а маленькая компания "Натив Экспресс"). В общем, как я выяснила потом, для бесплатной поездки по Кармиэлю мне надо было попросить записку, когда я садилась на обратный автобус из Цфата.)

И вот этот последний факт меня подкосил. Нервы сдали. В автобусе я кое-как держалась, но выйдя на улицу, начала рыдать в голос. Из-за такой ерунды! Из-за пяти шекелей! Видимо, действительно оказалось слишком много для одного дня... Даня меня встретил и утешил :)
(Продолжение следует...)

Цфат, зима, больница...

На следующий день, в воскресенье, я поехала в Цфат навещать папу. Накануне я обратила внимание на грозные надписи "С 8.00 до 12.30 и с 16.00 до 18.00 отделение закрыто для посетителей", так что поехала вечером. Опять же и работать надо когда-то. Так что вышла я из дому полпятого. Если автобус в Акко местный и проходит мимо нашего дома, то автобус в Цфат проходящий (из Хайфы) и останавливается только на центральной автостанции. А до нее еще доехать надо! То есть пешком минут 25, но мы по лености своей ездим. Как назло, автобус никак не приходил, я уж думала такси ловить. Наконец, пришел, и я доехала до автостанции. Была там за 5 минут до отправления цфатовского автобуса. Однако время это примерное, автобус мог и раньше прийти. В общем, жду - автобуса нет. Я уж думаю, что опоздала, и вдруг с опозданием на 20 минут появляется автобус. Еду!

Дорога в Цфат очень красивая: горы, леса. А я еще взяла с собой "Графа Монте-Кристо" и читаю себе, попутно наслаждаясь видами. 45 минут - и я в Цфате. Вскоре приходит автобус до больницы. В Цфате, увы, пешком до больницы не побегаешь: город на горе, улицы описывают большие петли, так что от автостанции до больницы ходу часа полтора-два. Автобус идет 15 минут, так что очень скоро я уже у папы.

Я почему-то думала, что папа сразу оценит преимущества цфатовской больницы перед нагарийской. Арабов минимум, русский сосед... Но папе почему-то в Нагарии нравилось больше: там было много русского персонала, у которого можно было узнать, что и как. А тут в его отделении работают почти исключительно ивритоязычные, это в хирургии цфатской сплошь русские. И несмотря на то, что сосед мог перевести ему с иврита, толку было мало. Например, был обход: толпа врачей, как обычно. На вопрос о диагнозе был получен "очень информативный" ответ: "Не знаем". Более того, даже фамилию лечащего врача назвать никто не смог!

А в общем настроение у папы было довольно бодрое. Побыла я у него часик и поехала домой. Специально рассчитала, что автобус должен в аккурат доставить меня к междугороднему. Выхожу - такси стоит. Долго стояло. И нет, чтоб на нем поехать! Я, дура, решила деньги сэкономить... Автобус пришел по расписанию, но оказалось, что обратно он едет по другому маршруту, так что до автостанции я ехала ровно 20 минут. Автобус мой ушел, следующий был только через 40 минут. Казалось бы, чего страшного? Но в Цфате дико холодно! Я еще затеяла списывать расписание внутренних автобусов, за 10 минут замерзла, как собака. Но вот, наконец, списала. До автобуса почти полчаса. Я уже просто окоченела. Что делать, спрашивается? В принципе, автостанция в центре, так что я отправляюсь на поиски горячего кофе. Холодно, пар идет изо рта, ветер сбивает с ног. На Урале в ноябре иногда бывает такая погода. Я в теплом пальто, привезенном из России, но под пальто на мне только тоненькая кофточка. Ну не ожидала я таких морозов! В общем, наплевала я на свой внешний вид и для тепла напялила на голову шарф. Иду по улице, а никаких кофеен, как назло, не попадается. Набрела на какую-то столовку, спрашиваю: "Есть что-нибудь горячее?" На меня смотрят сочувственно и отвечают, что есть суп за 10 шекелей. Я: "Давайте!" Но тут оказалось, что суп закончился, а из горячего мне могут предложить только картошку "фри". Не люблю картошку "фри", нездоровая это пища! Еще предложили салат. Но он ведь холодный! В общем, побрела я дальше. А зря - можно было посидеть в тепле, тот же салат съесть...

Честно говоря, ощущения фантастические: девятый час, Цфат, мороз, я бреду (вернее, бегу) в поисках согревающей еды. Иногда попадается какая-нибудь шаурма, но не хочется объедаться, жаль денег, и вообще мне просто нужно попить горячего. Но его нет! Наконец, поворачиваю назад. Решаю зайти в самую первую кафешку и съесть салат. Но оказалось, что я ушла далеко, и когда дохожу до кафешки, кушать уже некогда, надо спешить на автобус. Бегу на автостанцию. До автобуса 10 минут. Пять из них я провожу в теплом туалете...

Еду домой. За окном лес, романтика. Раньше я почему-то думала, что добираться до цфатовской больницы куда быстрее, чем до нагарийской - не надо делать пересадок! Но оказалось, что на дорогу уходят те же 2 часа в один конец. Зато дорога до Цфата спокойнее и приятнее. Еду в темном автобусе, гляжу на лес за окном, потом включаю индивидуальную лампочку и начинаю читать. И тут звонит Даня. Страдальческим голосом он спрашивает меня, когда я, наконец, приеду. У него вдруг неожиданно прихватило сердце. За все время нашей совместной жизни такого не было! Я начинаю психовать и уже не чаю поскорей добраться домой. Наконец, приезжаю. К нам пришел наш друг Эли лечить Даню народными средствами. Дане быстро становится лучше.

К сожалению, на следующее утро сердце снова заболело, пусть и не так сильно. А тут звонит растерянный папа и говорит, что его выписывают. Между тем он настроился недельку полежать в больнице. Ну ладно, через 3 часа мы едем на машине все с тем же Эли забирать папу домой. Я захожу в отделение. Папа уже совсем готовый сидит на кровати с выпиской в руках. И тут вдруг выясняется, что ему не дали никаких таблеток, велели идти к семейному врачу. Как?! Он же пьет антибиотики, нельзя делать перерывы просто так! А если мы не попадем сегодня к семейному врачу? В общем, я, возмущенная, отправляюсь искать ординаторскую. Она полна народу. Я, стоя на пороге, начинаю речь в пространство. Кто-то из врачей обращает на меня внимание и говорит, что надо пойти к сестрам и попросить таблетки на сегодня, а может, и на завтра. И действительно, русскоязычная сестра охотно дает мне все необходимые таблетки. Хорошо, конечно, но это я такая умная. А что делать русскоязычному пенсионеру? Выписали - и ладно?

В тот же вечер мы попадаем к врачу. Даня тоже идет. Правда, врач не верит, что у него болит именно сердце. Сама делает Дане кардиограмму - все чисто. Дает направление на рентген и на анализы. Все бы хорошо, но прошло уже больше недели, а сердце у Дани все еще не в порядке. Хотя уже намного лучше.

А у папы после больницы температура больше не поднималась, И кашель вроде почти прошел. Он тут еще на ингаляции походил, благо, поликлиника рядом. В общем, вылечили. Ура!