September 24th, 2011

Медицинское

Как только мой папа обзавелся медицинской страховкой, я тут же записала его к окулисту. Ждать пришлось больше двух недель. Окулист обнаружила на одном глазу очень запущенную катаракту и сразу написала направление на операцию и еще на какое-то обследование. Поскольку дополнительной страховки у папы нет, хирурга и любую больницу в стране мы выбирать не можем. Но нам предложили на выбор 3 больницы: центр Ротшильда в Хайфе, больницу в Цфате и больницу в Нагарии. Ротшильд отпал сразу, после того как я поначиталась про него гадостей в Интернете (хотя, может, это и глупо). Между Нагарией и Цфатом мы долго колебались, хотя сердце склонялось в сторону Цфата: все-таки мы с Даней там уже оперировались, все более-менее знакомо. Но на всякий случай я решила проконсультироваться со знакомой медсестрой. Она навела справки и сказала, что в Нагарии сильных глазных хирургов больше (хотя в Цфате они тоже есть). Поскольку мы врача выбирать не можем, для нас это важно. Так что остановилась на Нагарии.

Пришла я в офис больничной кассы. Попала к очень милой русскоязычной девушке. На глазное обследование она нас записала сама (в больнице Асута, что на окраине Хайфы - я там делаю регулярные обследования, кроме того, эта больница принадлежит нашей больничной кассе, так что не надо дополнительных подтверждений об оплате). Еще мне дали телефон больницы в Нагарии. Кроме того, я хотела на всякий случай сделать на Ахиллеса дополнительную медицинскую страховку и написала просьбу об этом. Ситуация нестандартная, обычно страховки делают на всех членов семьи. Но делать страховку на всех нам пока дороговато. В любом случае, когда наше материальное положение станет более стабильным, в первую очередь мы сделаем допстраховку моему папе - у него рисков больше. А вот на Ахиллеса хотелось сделать на всякий случай: ему 4 года, и страховка для него стоит всего 17 шекелей в месяц. Девушка забрала мою просьбу, долго искала на сайте подходящий бланк, так и не нашла. Заполнила общий бланк и обещала мне позвонить, когда будет известно, разрешат ли делать страховку на одного Ахиллеса. Не позвонила. Видимо, не разрешили...

А я начала звонить в больницу Нагарии. Оказалось, что мне дали общий телефон больницы. Естественно, меня начинают переводить на глазное отделение, переводят раз, переводят два, потом говорят мне какой-то телефонный номер и бросают трубку. Я звоню по этому номеру - а там факс. И что с ним делать, спрашивается? Направление туда посылать, что ли? а потом? Когда мы с Даней оперировались в Цфате, наш милейший хирург сам забросил в отделение наши направления, дал нужный телефон, по которому не было никаких проблем дозвониться. А тут - факс. Ладно, на следующее утро снова начинаю до них дозваниваться. Снова меня долго переводят, и, наконец, я получаю нужный телефон, уже другой. Но он хронически занят. Полторы минуты в режиме ожидания, а потом звонок просто сбрасывается. Я звоню и звоню - никакого толку! Вот точно так же в России я безнадежно пыталась записать ребенка к зубному, гастроэнтерологу или на УЗИ сердца... В Израиле подобного не случалось со мною ни разу! Я потихоньку сатанею и думаю, что еще можно сделать. Звоню знакомой старушке в Нагарию: у нее тоже катаракта, насколько я знаю, - может, она владеет какими-то осмысленными телефонами. Выясняется, что направления на операцию у нее еще нет, но зато муж ее семейного врача - один из лучших хирургов в этом глазном отделении, и она может попробовать с ним поговорить. Я благодарю, но пока даю отбой - нам бы для начала документы послать. Еще одна женщина с бейт-мидраша недавно оперировала катаракту в той же больнице, и я обращаюсь к ней. Она тут же начинает предлагать координаты своего хирурга, просит позвонить ей на домашний, а она мне все продиктует. Мне не хочется звонить этому хирургу, поскольку, по отзывам знатоков, операция у нее прошла неидеально. Но что делать - других путей я не вижу и обещаю завтра ей позвонить. Еще я в этот вечер захожу к хозяину квартиры, и он советует мне пойти в больничную кассу и устроить скандал: что за телефоны они дают, если по ним невозможно дозвониться! Это тоже вариант, на самом деле...

Но на следующее утро с третьего раза мне удается дозвониться по вечно занятому телефону!! И мне объясняют, что надо послать по факсу направление, а потом ждать ответа по почте. Перезванивать еще раз им не надо. Даня отправляет факс. Начало положено.

Хеврон

Нашей общине предложили экскурсию в Хеврон. Есть такая амута (некоммерческая организация), которая субсидирует экскурсии в Иудею и Самарию. В августе ездили в Самарию. Мы отправили Витю, сами не поехали - как выяснилось, зря! А в прошлый четверг была вечерне-ночная экскурсия в Хеврон с посещением пещеры Махпела (пещера, где захоронены еврейские праотцы - Авраам, Ицхак, Яаков и их жены). Почему ночная? Потому что перед праздником Рош а-Шана ночью полагается читать слихот - молитвы раскаяния.

Выехали в 17.15. Без приключений доехали до Рош-Аина, где пересели в бронированный автобус. И тут случилось несчастье. С нами поехала пожилая религиозная пара, и они как на грех решили постоять, в то время как автобус резко затормозил. Мужчина удержался, а женщина упала и потеряла сознание. Хорошо, что наш рав - врач. Он быстро сориентировался, усадил ее на место и вызвал скорую. Она постепенно пришла в себя, но все равно ей было как-то нехорошо, а скорая никак не приезжала. Мы ждали-ждали, и когда оказалось, что скорая уже в пути, пожилых супругов посадили в машину с ближайшего армейского поста и поехали навстречу скорой (увезли в больницу в Ашкелоне; у женщины оказался компрессионный перелом позвонка).

Это нас несколько задержало, и в Кирьят-Арбу мы въехали почти в десять вечера. Кирьят-Арба - это еврейское поселение возле арабского Хеврона. Там живет 7 тыс. человек, а в Хевроне - 160 тысяч... Есть один мидраш, гласящий, что когда евреи вернутся на свою землю, по крайней мере 3 места у них никто не будет оспаривать, потому что они описаны в Торе: пещера Махпела возле Хеврона, которую Авраам купил за 400 шекелей серебра, могила Йосефа в Шхеме и Храмовая гора в Иерусалиме. Увы, со всеми этими местами у евреев сейчас проблемы. Про могилу Йосефа я вообще не говорю: Шхем - арабский, к могиле пропускают только по специальному разрешению, не так давно там убили молодого хасида. На Храмовую гору евреев пускают "по записи", причем им категорически запрещено брать с собой молитвенники и даже просто молиться там, за этим бдительно следят представители полиции Иордании (это называется "статус кво", хотя арабы на Храмовой горе молятся каждую пятницу совершенно спокойно). Хеврон арабский, как и Шхем, но в пещеру Махпела евреев пускают. Правда, не всюду: часть помещений отдана под молитвы арабам. Несколько дней в году вся пещера открыта только для евреев, несколько дней - только для арабов. Самое пикантное, что собственно пещеры почти никто не видел: комплекс, куда допускают посетителей, находится над пещерой. Наш милейший экскурсовод Ицик рассказал нам, что было предпринято несколько попыток найти саму пещеру, и две из них были более-менее удачными: удалось обнаружить ее точное местоположение и даже извлечь оттуда пару археологических редкостей. Дальше этого дело не пошло: наше государство так заискивает перед арабами, что ни о каких раскопках на территории пещеры не может быть и речи...

В общем, то, что называется сейчас пещерой Махпела - это целый многоэтажный комплекс. Энергетика внутри просто сногсшибательная, ни в одном месте в Израиле я не испытывала ничего подобного. Мне довелось там пережить некий мистический опыт, рассказывать о котором на блоге не стоит. Ниже фотографии пещеры. К сожалению, моя мыльница ночью снимает неважно...



После пещеры мы отправились на прогулку по ночному Хеврону. Но исключительно по еврейскому кварталу, где живет порядка 800 человек. После погрома 1929 г. евреи долго не жили в Хероне. Собственно, до 1967 г. он был всецело арабским. В 1967 г. Хеврон взял один-единственный человек - главный раввин ЦАХАЛа. Он вырвался вперед и въехал в город, когда регулярные части были еще далеко. Арабы с ужасом ждали прихода наших войск, на всех домах висели белые флаги: они понимали, что после художеств 1929 года евреи их по головке не погладят. Так что раввин не просто успешно въехал в город, но и заставил подписать старейшин акт о передаче еврейских святынь во владение евреев. В общем, арабы были готовы отдаться на милость победителей. Но еврейские власти изо всех сил старались умилостивить их и международное сообщество (чего арабы так и не поняли) и запрещали (!!) евреям селиться в Хевроне. Все изменилось в конце 70-х. Сейчас второй час ночи, но подростки спокойно гуляют по кварталу, во дворах лежат велосипеды... В одном доме открыта своеобразная кухня: солдаты, которых здесь немало, могут тут перекусить. На стене другого дома изображение коляски - это памятник маленькой девочке, погибшей в теракте. Мы также побывали в синагоге Авраама, которую восстановили по инициативе репатрианта из СССР, новосибирского физика, в конце 70-х годов. Синагога была разрушена, на ее месте располагался арабский загон для скота. Хозяин загона прогнал физика: чего ты хочешь, я плачу за аренду вашим же властям! Но физик оказался настойчивым, и уговорил араба пойти для выяснения вопроса в Кирьят-Арбу. В Кирьят-Арбе араба побили. На следующий день к физику с угрозами пришло несколько арабов. Тогда он спросил: "Что бы вы сделали, если бы кто-нибудь разрушил мечеть, а на ее месте устроил загон для скота? Убили бы, верно?" - "Конечно", - отвечали арабы. - "Ну вот, видите, - сказал физик, - а вашего друга не убили, только побили. Потому что он это сделал, не подумав. То есть его простили". Арабы признали справедливость этих слов, и восстановление синагоги началось. Кстати, другую синагогу в этом районе еврейские власти разрушали более 30-ти раз. Но поняли, что бесполезно, - и примирились...



Еще мы побывали в совершенно замечательном доме под названием "Бейт-Адасса". Именно с него вновь началось еврейское заселение Хеврона. Под покровом ночи сюда проникла большая группа женщин и детей и отказалась уходить. Еврейские власти отказались пустить к ним мужей, и женщины с детьми полгода (!) жили в заброшенном здании безо всяких удобств, еду им передавали... Только когда возле дома несколько евреев были застрелены арабским снайперам, наши власти в отместку разрешили евреям селить здесь. Потом дом долго пустовал, пока сюда не вселился художник Шмулик Мушник, устроивший в здании совершенно замечательный музей. Это памятник Хеврону до погрома... Один зал посвящен погрому, когда в 1929 году арабы стали резать всех евреев подряд. Мужчин, женщин, детей... И не просто резать: в зале фотографии людей с отрубленными пальцами, отрубленными руками, проколотыми почками. И это - фотографии уцелевших, а сколько погибло... Рассказывают, что во время погрома на главной площади Хеврона восседал на коне британский офицер с пистолетом: Израиль тогда находился под властью британского мандата. Англичанин видел, что происходит, но ничего не предпринимал. Тогда два брата-еврея предприняли отчаянную попытку пробраться к нему сквозь толпу. Оба были растерзаны, но один все-таки успел добежать до цели и схватиться за уздечку лошади англичанина. Тогда британский офицер выстрелил в воздух, и погром сразу прекратился...


После Хеврона мы двинули в Иерусалим. Хотели помолиться у Стены плача. Но в Иерусалиме оказалось настоящее столпотворение! Такого я не видела там никогда! Не успели мы подъехать к Старому Городу, как тут же попали в пробку. Ехавший впереди автобус с американцами из дружественной общины застрял в пробке намертво. Наш рав вовремя сориентировался, и мы смогли подъехать к Яффским воротам (хотели поближе - к Мусорным, но не получилось). И пошли к Стене. В Старом городе - толпа, работают кафе, на улицах не протолкнуться. И это почти в 2 часа ночи! Идти тяжело: много народу, лестницы, скользкие камни. Некоторые члены нашей общины вообще передвигаются с трудом, но все старались идти побыстрее, не отставать. Надо сказать, что от Яффских ворот до Стены Плача не так близко, километра полтора, наверное. И вот мы пришли на площадку, откуда видна Стена Плача. Перед Стеной - огромное море людей. Непонятно, можно ли вообще к ней пробраться. Между тем из-за всех наших задержек и пробок время уже поджимало. Более того, как мне рассказали потом, возникли большие проблемы с автобусом, на который нам надо было пересаживаться. И наш рав принял решение. Он сказал, что времени мало, и лучше мы помолимся тут: Стену прекрасно видно и отсюда. На нем лежала ответственность за группу, и он просто побоялся, что если отпустить людей к Стене, то их будет потом "не выловить", особенно старых и больных. А если вдруг что случится? И дождется ли нас автобус (мы опаздывали часа на полтора)? В общем, тогда я этого всего не знала и была возмущена до глубины души: как?! быть возле Стены Плача и не подойти к ней помолиться?!! И я совершенно антиобщественно рванула вперед. Даня рванул за мной. Мы очень быстро прошли контроль безопасности на входе и договорились встретиться под пальмами через 15 минут. Встретились даже чуть раньше и без проблем догнали группу. Надо сказать, к самой Стене мы оба пробрались без проблем: видимо, сейчас там полно туристов и людей случайных, которые у Стены долго не задерживаются, поэтому место освобождается быстро.

В Кармиэле были в шестом часу утра. Спать в автобусе было крайне неудобно, сидения не откидывались, так что я промучилась больше часа, но так и не заснула. Зато дома сразу легла и уснула как убитая. Экскурсия очень понравилась.