July 23rd, 2011

Впервые в Израиле

Вторая старая история, которую мне хочется здесь привести, - наше первое посещение Израиля в мае 2008 года. Мы уже в принципе решили уехать в Израиль. Соответственно, нужно было съездить посмотреть, куда же мы, собственно, собираемся. Не знаю у кого как, но для меня совершенно неприемлемо жить там, где мне дискомфортно. Например, на папиной родине, на Кубани, я бы жить не смогла: все такое ровное, скучное, поля, луга, лесов нет, деревьев тоже почти нет... Понимаю, что это субъективное впечатление. Но мне нужны горы, леса или хотя бы море. Скажем, в Крыму, в окрестностях Феодосии, я сразу почувствовала себя так, будто родилась там. Вот и тут мне хотелось проверить, смогу ли я в принципе чувствовать себя в Израиле как дома.

Даня как раз получил большую премию, так что денег у нас было достаточно. Ахиллесу исполнилось ровно полтора года: на наш взгляд, он уже вполне годился для путешествий. Витя, конечно, тоже хотел посмотреть на Израиль. Самый большой сюрприз преподнес нам мой папа. Мы его в расчет даже и не брали: здоровье плохое, ноги почти не ходят. Потом Даня сказал, что папе все-таки для приличия тоже надо предложить поехать. Я согласилась, что не предложить - это свинство. Каково же было наше изумление, когда на вопрос: "Хочешь ли съездить с нами в Израиль?" папа ответил: "Конечно! Очень хочу!" Но, поскольку дело было в мае, а папа тогда еще преподавал в вузе, он решил поехать только на неделю, а мы - все остальные - отправились на две.

Насчет места дислокации долго думать не пришлось. У Дани в Кармиэле жила 9-летняя дочка и бывшая жена, незадолго перед этим вышедшая замуж. Так что мы намеревались обосноваться в Кармиэле или в крайнем случае в Хайфе - в общем, где-нибудь поближе к дочке. Но тут, как оказалось, и заключалась проблема! Поскольку нас было аж пятеро, мы хотели снять квартиру на 2 недели. Однако оказалось, что это почти невозможно. Хайфа и Кармиэль - города некурортные, квартиры на неделю тут как-то не сдаются, принято сдавать на год. Данина бывшая жена (назовем ее Ю.) прислала нам несколько интернет-ссылок агентств и частников, но мы никак не могли найти подходящий вариант. Уже и визы были поставлены (тогда еще был визовый режим), и билеты куплены, но вопрос, где жить, оставался открытым. Поселиться впятером в отеле казалось полным безумием: мы посчитали, что в этом случае 3 тыщи баксов уйдут только на жилье. Даня каждый день звонил в Израиль, но только раз удалось найти хоть что-то: нам были согласны сдать за $500 1-комнатную студию в Хайфе. Но Даня был категорически против жить в одной комнате впятером.

Наконец, нашлось агентство в Кармиэле, которое согласилось с нами работать. Его директор заявил, что определенно сможет что-то для нас найти. Правда, сумму запросил бешеную - $1500. Но выхода у нас уже не было, а деньги, наоборот, были, так что мы согласились. Договорились, что в день нашего прилета в Израиль он будет ждать нас в своем агентстве в центре города.

И вот мы в Израиле. Мы согласились передать какой-то израильтянке передачу от сестры из Екатеринбурга, так что эта женщина нас встретила. Она была очень растрогана и спросила, что может для нас сделать. Мы с большим облегчением воспользовались ее сотовым: позвонили Ю., которая ранее обещала встретить нас в Акко. Но тут она заявила, что только что пришла с работы и встретить нас уже не успевает, так что придется нам добираться самим. Не знаю на самом деле, может, ее муж был не слишком рад нашему визиту.. Она попыталась объяснить, где в Акко надо садиться на маршрутку, на какой остановке вылезать в Кармиэле, как искать агентство. Несмотря на подробные разъяснения, мы почувствовали некую неуверенность. Хорошо хоть, что встретившая нас женщина показала нам, где в аэропорту садятся на поезд, более того, даже билеты помогла купить (наш английский был слаб, а иврит - еще хуже).

До Акко доехали без приключений. Правда, Ахиллесова коляска всем мешала, но тут уж ничего не поделаешь. И вот вылезаем мы в Акко из вагона и идем искать маршрутку на Кармиэль. На остановке маршруток подоздительно пустынно, хотя остановка - та, что нужно. Вдруг прямо перед нами 2 водителя маршркток (арабы) начинают драться. Мы в ужасе смотрим на них и не знаем, что делать. Но драка кончается, и нас наконец везут в Кармиэль.

Мы приезжаем на нужное место и даже находим агентство. Но оно закрыто. Сквозь большие окна можно наблюдать абсолютно пустую комнату. Вокруг тоже как-то пустынно. Вечереет, скоро шесть. Нам говорили, что телефоном можно воспользоваться в любом магазинчике, заплатив шекель. Мы находим открытый магазинчик и звоним агенту. Он обещает приехать через 15 минут, добавив "ну, у нас сегодня не совсем обычный день". И тут мы узнаем, почему так пустынно на улицах и почему большинство магазинов закрыты. Мы прикатили в Израиль аккурат перед началом Дня Независимости. А Ю. забыла нас об этом предупредить.

И вот мы стоим на площади и ждем. Агента все нет. Кушать хочется уже не по-детски: мы же думали, что в Израиле, как в обычной цивилизованной стране, еду можно купить в любое время суток. Из еды у нас имеется, помимо детского питания, только 6 бутылок пива из "Дьюти фри": думали попить пиво в самолете, но, услышав грозные предупреждения, что распивать свое спиртное запрещено, забоялись и не стали открывать упаковку. И вот теперь пиво должно спасти нас от голодной смерти.

Через 40 минут, наконец, приезжает наш агент. В машине с ним кто-то сидит, а тут еще нас пятеро. Ничего, - говорит агент, - здесь недалеко! До сих пор не понимаю, как мы умудрились всемером уместиться в маленькой машине. Но вот, наконец, приехали. Квартира чистенькая, 3-комнатная. Правда, агент нам завляет, что квартира поменялась в последний момент (это была правда), предыдущая была гораздо хуже, эту с ней не сравнить, так что он просит доплатить еще 100 баксов, то есть всего будет $1600.

И тут мы жалобно спрашиваем, нельзя ли где-нибудь купить покушать. Агент слегка задумывается и затем отвечает: "Можно. Тут недалеко, километров семь!" Но он готов нас отвезти. Оказывается, речь идет о ближайшей арабской деревне, где магазины работают, несмотря на День независимости. Мы решаем, что Даня поедет с агентом и привезет еды, а мы будем потихоньку обустраиваться.

Несмотря на май, в квартире царит зверский холод. Все окна открыты, а вечером в мае в Израиле бывает прохладно. Ахиллес, уставший за время долгой дороги, начинает ныть. Я решаю его покормить и... не могу найти ложку! То есть детское питание - вот оно, но чем его давать, не пальцем же?! Ложку я как раз предусмотрительно переложила поближе и забыла, куда именно. А в квартире нет никакой посуды. Впрочем мебели тоже почти нет - пластмассовый стол со стульями, поломанный диван да пара надувных матрасов. Ну, еще телевизор.

Я начинаю искать ложку. Ахиллес орет. Ложка упорно не находится. В общем, я искала ложку все то время, пока Даня с агентом ездили за едой. Кстати, когда они были в дороге, им позвонила Ю. Она стала жалеть Ахиллеса, спрашивать, чем можно помочь. Жаловалась, что квартира поменялась в последний момент, поэтому она не могла оставить нам никаких вещей, как собиралась. В арабской деревне Даня заказал шаурму и шашлыки на вынос, а кроме того, купил в супермаркете всякой всячины: большую сетку картошки, сахар, соль, стаканы... Как на грех, ни у него, ни у агента не оказалось пятака (а здесь в большинстве супермаркетов тележки выдаются под залог монетки). Так что им пришлось тащить все в руках, уж сколько смогли удержать.

Итак, Даня вернулся. Наконец-то можно покушать! И тут появились хозяева: они решили все-таки посмотреть на странную сеью из России, которая снимает у них квартиру. Обычная пара средних лет. Они увидели наше плачевное положение (Ахиллес продолжал орать, в квартире стоял дубак, а у нас не было ни посуды, ни одеял) и сразу спросили: "Что вам нужно? Говорите, мы вам сейчас все привезем!" И привезли! Через час у нас уже была посуда, одеяла, постельное белье (новое в упаковке), в общем, всё, что нужно для жизни. Меня это, честно, говоря, поразило. Они были не обязаны это делать! Но они постарались помочь. Можно, конечно, сказать: ну конечно, они с вас столько денег содрали... Но мы ведь даже не знаем, сколько досталось хозяевам, а сколько забрал себе агент. Переговоры-то мы вели с ним... Более того, хозяин приехал и на следующий день и снова спрашивал, не надо ли еще чего. Когда мой папа робко сказал, что ему на надувном матрасе спать неудобно, нельзя ли какую-никакую кровать, хозяин, тут же привез свою старую кровать, которая стояла у какого-то его друга, и сам собрал ее. Так что папе спать было удобно.

Когда в этот безумный вечер хозяева нас покинули, наконец, появилась и Ю. Но они с семьей, как оказалось, уезжали на праздник в Цфат, так что она только забросила нам необходимые вещи: еще пару одеял, а главное - пару сотовых, которые нам очень пригодились.

На этом наши приключения закончились. Через день магазины, наконец, открылись. Мы пришли в супермаркет и уж тут закупились по полной - даже на такси все еле увезли! Потому что вечером этого дня начинался шабат, и нам хотелось встретить его во всоружии: мы уже наголодались... Дальше все было как у обычных туристов: прогулки по Кармиэлю, две поездки в Хайфу, одна в Акко, день в Тель-Авиве. В Кармиэле впервые побывали в синагоге, причем в сефардской. Там я поняла, что иудаизм - очень мужская религия с очень сильной (опять же мужской) энергетикой. Хайфа мне в 1-й раз страшно не понравилась: грязная, суматошная. Это сейчас я все больше и больше влюбляюсь в нее: от нижнего города Адара, на редкость живого, и до самой вершины горы Кармель. В Акко мы решили дойти до пляжа пешком, руководствуясь картой, и случайно забрели в старый город, очень шумный и грязный, причем никак не могли оттуда выбраться, все время упирались в крепостные стены. Но когда нам удалось, наконец, добраться до моря, мы были поражены: вода теплая-теплая, но почему-то никто не купается! В Тель-Авиве мы ездили в гости к Даниной знакомой (она живет в Холоне), а потом отправились на великолепный футуристический пляж.

Только посещение Иерусалима не очень удалось. Точнее, тяжелой оказалась дорога: Ахиллесу почему-то очень не понравилось так долго ехать в автобусе. Самолет он перенес прекрасно, поезд тоже, в маршрутке вел себя хорошо, а вот в автобусе орал в полный голос не меньше часа, пока не заснул. Удивительно, как в Израиле любят детей! Мне кажется, в России бы нас просто из автобуса высадили с таким ребенком, а тут никто даже слова не сказал, только люди отползли на сидения подальше от нас... В Иерусалиме мы взяли такси и поехали к Стене Плача. Я тогда, собственно, и не понимала еще, что это такое... Так что меня только удивило, что мужчины отделены от женщин. После Стены Плача Даня решил отправиться в "Маханаим", лично познакомиться с Пинхасом Полонским. Он ушел знакомиться, а мы с папой и Ахиллесом предпочли пообедать в ближайшем кафе. Заказали лазанью, прямо скажем, не очень дешевую. Приносят нам какие-то мисочки с зеленым салатом, сверху сырой шампиньон красуется. А мы ведь не знаем - может, у местных евреев лазанья такая! В общем, расстроились, стали жевать зеленые листья. И вдруг нам приносят две огромные вкуснейшие лазаньи! Причем их размеры были таковы, что я свою так и не осилила, как ни старалась... Когда мы возвращались обратно, нас вез тот же самый водитель. Увидев нашего ребенка, он в ужасе сказал: "Ой-ва-вой". Как в воду глядел: из Иерусалима выбирались по пробкам, и Ахиллес орал уже не час, а полтора...

Когда мы вернулись в Екатеринбург, ехали из аэропорта на маршрутке. Стояла ночь, но из окон доносилась какая-то химическая вонь. Хотя вокруг были леса! Войдя в свою квартиру, мы тоже скривились от отвратительного запаха. Сперва даже не поняли, чем это пахнет. Оказалось - горячей водой, которая в Екатеринбурге совершенно отвратительная (и на цвет, и на запах). А мы уже так отвыкли от местной экологии! Это было, действительно, потрясение: в каком ужасном месте мы живем, что пьем и чем дышим. Все познается в сравнении!

После этой поездки мы окончательно поняли: ехать надо! Есть ради чего стараться!