inga_den (inga_den) wrote,
inga_den
inga_den

Categories:

Нежный возраст

Итак, мои родители поженились:
svadba_rod2


Но жить им было негде. 3 месяца они прожили в общежитии, в разных комнатах, а потом сняли частное жилье на самой окраине Свердловска. Через пару лет на свет появилась я. Чтобы нянчить меня, из Ирбита в Свердловск переехала моя бабушка. В свои 55 лет она как раз вышла на пенсию и обменяла квартиру в Ирбите на комнату в свердловском бараке. Там была печка, но, несмотря на это, зимой одна стена комнаты покрывалась льдом. Вот в эти-то "хоромы" меня и привезли из роддома. Туда же переселились и родители. К счастью, через некоторое время папе дали комнату на Мамина-Сибиряка, тоже неблагоустроенную, но все-таки чуть получше. Надо сказать, что для получения жилья в советские времена все время приходилось идти на хитрости: в один из моментов папе для получения жилплощади пришлось сказать, что они с мамой разводятся и уже живут практически отдельно. Однако на каком-то этапе оказалось, что эта версия, наоборот, помешает получить жилье. Тогда папа радостно заявил чиновникам, что они с мамой снова сошлись :).

Итак, мы переехали на Мамина-Сибиряка. Бабушка каждое утро ездила через весь город нянчить внучку, то есть меня. Скоро родители сообразили, что им придется так мучиться до скончания века: считалось, что жильем они уже обеспечены, а улучшения жилищных условий можно было ждать десятилетиями. Тогда они пошли на хитрость: обменяли две неблагоустроенные комнаты, на Лодыгина и Мамина-Сибиряка, на роскошную 20-метровую комнату в коммуналке на ул. Мира. Туда вселилась бабушка, а родители снова ушли жить в общежитие, только теперь уже вместе, в одной комнате. От бабушкиной комнаты до общежития было от силы 10 минут пешком.

Ya_Roma
Я с двоюродным братом Ромой. Мне тут года полтора. Мое первое воспоминание - как на меня надевают комбинезон. Очевидно, этот :).


Вот там, у бабушки, я в основном и жила. Родители забирали меня к себе ночевать, но далеко не каждый день. В этой же комнате стала жить моя тетя Оля, мамина младшая сестра. Она была энергетиком и почти все свое время проводила в командировках. Одно из первых воспоминаний детства: тетя Оля снова собирает свой чемодан. Жилось мне хорошо, у меня были друзья: сосед Дима 2-х лет, а во дворе - 4-летний Паша и 6-летний Алеша. А мне было 3 года. Единственное, что омрачало мое счастье - соседка тетя Катя, которая все время ругалась. Ее крики до сих пор стоят в ушах. Зато муж у нее был на редкость спокойным, он работал милиционером.

Итак, я частенько ночевала у родителей в общежитии. И вот однажды мы сидели за столом, и меня пытались накормить с ложечки. Аппетит у меня в детстве был отвратительный, я ничего не желала есть. Родителям приходилось идти на хитрости: скажем, папа забирался под стол и начинал кукарекать, я от удивления открывала рот - бац! мама засовывала в него ложку с кашей. Честное слово, так и было! Ну и вот, сидим мы за столом, и вдруг с потолка на стол легонько так начинает сыпаться известка. Папа кричит: "Скорей!" - и они со мной и с мамой отскакивают от стола. Очень вовремя, потому что на стол валятся громадные куски штукатурки. Впрочем, не только на стол. Этими кусками завалена вся комната. Папа берет меня на руки и несет к двери, с трудом пробираясь через завалы. Очень хорошо помню себя на руках у папы в этот момент. Страшно подумать, что было бы с нами, если бы эта штукатурка свалилась на наши головы! Но нам повезло, мы не пострадали. А потом я сидела в темном коридоре общаги на каком-то сундуке и радостно сообщала всем проходившим мимо: "А у нас потолок обвалился! А у нас потолок обвалился!" Помню еще одну картинку: какие-то тетки в рабочей одежде штукатурят комнату заново...

Ya_2.5years0002
Я в 2,5 года


Летом мы отдыхали в так называемом Палаточном городке под Верхней Сысертью: жили в деревянном сарайчике, мама что-то готовила, я делала куличики из грязи. В общем, было славно.

В 3 года меня как нормального советского ребенка собирались отдать в садик. И тут вдруг выяснилось, что у меня порок сердца. Причем такой неслабый. Надо оперировать. Мне сложно представить, в какое состояние эта новость повергла моих родителей, ведь я была единственным любимым ребенком. В любом случае, папа задействовал все свои связи и договорился, что оперировать меня будут в Москве. Потом уже я узнала, что мне очень повезло: в Свердловске тоже делали такие операции, но даже в случае успеха человек оставался инвалидом на всю оставшуюся жизнь.

Между тем папа защитил диссертацию, и ему, наконец, дали жилье - прекрасную двухкомнатную квартиру в центре города, с изолированными комнатами. Ключи от квартиры он получил в тот самый день, когда мне исполнилось 4 года. Так что в моих воспоминаниях есть четкая разделительная черта: до 4-х лет и после. Жизнь шла ни шатко ни валко, в садик меня, понятное дело, не брали. В 4,5 года я поехала с мамой в Москву, в кардиологический центр на операцию.

Меня почему-то сперва положили в палату к мальчикам, через пару дней перевели к девочкам. Это самый странный момент в моих детских воспоминаниях. Мне кажется, любой нормальный ребенок, которого оторвут от родителей и поместят в больницу, должен страдать. Но я совсем не страдала. Я наслаждалась жизнью. В детстве я была ужасно общительной. Мне так хотелось, чтобы вокруг было побольше детей, чтоб было с кем играть. Впрочем, с взрослыми я тоже вступала в контакт очень легко. Прошло немного времени, и меня уже знало все отделение. К тому же я была удивительно жизнерадостной (ну, я и сейчас патологическая оптимистка, тут мало что изменилось). И вот я пребывала просто в какой-то эйфории: столько детей! можно играть целыми днями! наконец-то!! И мы играли - например, забирались под кровать и изображали космический корабль. Была у меня лучшая подружка - моя ровесница. В 4 года я, конечно, не понимала, что могу умереть. Хотя угроза этого была более чем реальной: почитав позднее Амосова, я узнала, что в те годы при моем пороке после операции в живых оставалось 50%. У нас про тех, кто умер, взрослые говорили, что его перевели в другую больницу. И меня, ребенка, это объяснение вполне удовлетворяло. Впрочем, были у нас и девчонки лет 12-14-ти. Они, я думаю, всё понимали.

С этой больницей связан один эпизод, за который мне до сих пор стыдно. К нам поступила 2-летняя девочка, которая почему-то всем казалась ужасно противной. Не знаю почему: я хорошо помню это улыбчивое лицо, ребенок как ребенок. Но почему-то ее сразу начали травить. Мы с подружкой всячески запугивали ее, рассказывали страшные истории. В общем, издевались в силу своего 4-летнего ума. Старшие заставляли ее пить воду стаканами. Ужас!! Как вспомню - так вздрогну. Конечно, все это раскрылось. Нас с подружкой поставили в угол и долго ругали. После чего мы попытались эту девочку полюбить (правда, получилось как-то не очень). В общем, больше ее никто не трогал. Не знаю, выжила ли она. Но мне до сих пор стыдно. Это был единственный эпизод за все мое детство, когда я травила человека...

Детей в больнице было мало, буквально 2-3 больших палаты. В основном, конечно, лежали взрослые. Я немножко с ними общалась. Дело в том, что я по-прежнему не хотела есть. За обедом сидела, ковыряясь ложкой в каше или вяло мешая суп. Нет, я все-таки что-то жевала, но о-о-очень потихоньку. И в первый же мой день в этой больнице кто-то из медсестер сказал: "Господи! Да она по часу ест!" Примерно так и было. По часу - не по часу, но дети покидали столовую, приходили взрослые - а я все сидела над своей тарелкой. Вот с этими взрослыми я и общалась.

А еще я, конечно, читала. Мама научила меня читать в 4 года, но к моменту приезда в больницу я умела читать только вслух. И вот как-то сижу на кровати, читаю вслух, как обычно, и тут привозят девочку после операции. И мне говорят: "Нельзя шуметь! Читай про себя!" А я не понимаю, как это - "про себя"? Делаю над собой небольшое усилие - и у меня получается! Я могу читать совершенно беззвучно! Ура!

Наконец, меня прооперировали. Просыпаюсь в реанимации. Пальцы на руках исколоты, все десять. Меня спросили, что я хочу покушать, и я сказала: "пельмени". Мои слова передали маме, и бедная мама бегала по Москве, искала дочке пельмени... Когда их, наконец, передали мне - они были холодные... невкусные... Так хорошо это помню! Какое-то время я лежала, потом мне разрешили вставать, а маму стали пускать ко мне все время. Я была так рада, что можно встать, что буквально скакала по палате. Мне сделали такую "упряжку" - чтобы я не свалилась нечаянно. Но я и не думала падать. Жизнь была прекрасна и удивительна.

В больнице я пробыла 3 месяца. Мама все это время жила в гостинице. Из одной гостиницы ее погнали, пришлось искать другую... В общем, нелегко ей пришлось. К тому же начался грипп, в больнице ввели карантин, и маму ко мне пускать перестали. Я не очень скучала. А мама, думаю, очень.

Но все заканчивается, меня выписали, и мы поехали в купейном вагоне домой в Свердловск. Прооперировали меня просто отлично, до сих пор очень благодарна врачам. Никаких проблем с сердцем у меня больше никогда не было. Скажем, я без проблем родила двух детей. Не знаю, что будет дальше, - но хорошо уже и то, что БЫЛО!

Приехали мы домой в феврале. А в марте я отпраздновала свой 5-й день рождения и вдруг заболела: как-то странно пожелтела. Оказалось, что у меня гепатит В: меня заразили им при переливании крови. Так я оказалась с мамой в инфекционной больнице и теперь уж точно чуть не умерла. Мне ставили капельницы, по 7-8 часов ежедневно. Капельница на 6 часов считалась "совсем маленькой". Мне не разрешали даже садиться, только лежать. Вдобавок к капельницам мне еще ставили уколы: некоторые медсестры делали это легко, а другие - довольно болезненно. Я стойко все терпела. Мама мне читала с утра до вечера какие-то детские книжки; потом их, понятное дело, пришлось все выбросить. Когда мне разрешили садиться в постели - это был настоящий праздник! Я тут же начала складывать мозаику... Провалялась я в этой больнице месяца полтора. В конце концов пошла на поправку. Мама была все время со мной, кажется, даже и ночевала там, что для советских больниц было нетипично. Меня выписали. Но иммунитета я лишилась на долгие годы.
Tags: Воспоминания
Subscribe

  • Отдых. Дни 4-5. Общение.

    В субботу мы встречались с нашими хайфскими друзьями, которых не видели почти год. Они повезли нас на пляж а-Шакет. Он вообще-то религиозный, то есть…

  • Отдых. День 3. Прогулка по Хайфе

    Бахайские сады Опять волны. После того как волна сбила меня с ног, я больше не купалась. Лежала на пляже и читала милую книжку. Зато потом мы…

  • Отдых. День 2. Герцлия и выставка Сальвадора Дали

    Спала плохо. Проснулась среди ночи, сдуру залезла в интернет - а потом полтора часа мучилась бессонницей. Море тоже не порадовало. Волны, меня…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments